Дикие травы (2009)

Продолжительность: 00:57:36
Треклист:
1. Опасное лето (4:24)
2. Далеко (4:14)
3. Шелкопряд (4:15)
4. А если бы он (4:02)
5. Ведьма (4:55)
6. Кувшин (4:28)
7. Княже (5:46)
8. Ветер (4:46)
9. Шаман (6:15)
10. Волкодав (5:01)
11. Ушба (5:06)
12. Океан (4:24)

Купить альбом на iTunes

Купить альбом на Google Play

Купить альбом на NaviMusic

Купить CD на OZON

Послушать на Яндекс.Музыке

Презентация состоялась 21 февраля 2009 г. в СК "Олимпийский", г. Москва.
Диск выпущен в подарочном (диджипак с буклетом) и обычном варианте. Оба варианта содержат 12 треков.

Более чем полугодовое молчание и месяцы работы в студии Сергея Большакова при сотрудничестве с известнейшими музыкантами отечественной рок- и фолк-сцены не были напрасными: Navigator Records представляет "Дикие травы" - четвертый номерной альбом самой востребованной группы на российской фолк-сцене!

Релиз альбома состоялся только в конце февраля, но первый сингл "Далеко" уже за 2 месяца до этого занимал верхние строчки в хит-парада НАШЕго Радио.

"Новый альбом "Дикие травы" - альбом о любви, о путешествиях, возвращении, о настоящих и ложных чувствах, о том, как рождаются дети и песни", - говорит солистка группы Хелависа. - "Альбом очень разный - в нем и сложный вокал, и летящая акустика, и фанк, и плотное электричество в сочетании с джазовым звучанием, и рок-баллады, и, разумеется, чистый фолк".

Каждая песня альбома имеет все шансы стать хитом, ведь группа использовала в текстах и индоевропейские легенды, и стихи западных классиков, и мотивы известнейших испанских поэтов и писателей. Но главный сюрприз – это песня "Волкодав" на текст известнейшего российского поэта-песенника Александра Шаганова. Красота музыки, где не совсем обычные для современных групп арфа, виолончель, флейты, поддержанные вполне роковыми гитарой, басом и барабанами, дают уникальное, запоминающееся звучание, - именно этого ждали любители творчества группы Мельница!

Презентация альбома "Дикие травы" прошла на крупнейшей площадке нашей столицы - в СК "Олимпийский", где группа снова показала легендарную магию Мельницы в действии!

Над альбомом работали:

Наталья «Хелависа» О’Шей — вокал, кельтская арфа, кастаньеты («Далеко»)
Сергей Заславский — флейта, аккордеон («Ушба»), вистл («Далеко»), кларнет («Ушба»), варган («Шаман»)
Алексей Орлов — виолончель, мандолина («Опасное лето», «А если бы он»)
Дмитрий Фролов — барабаны, перкуссия
Алексей Кожанов — бас-гитары
Ирина Сурина — второй вокал в песне «А если бы он…»
Елена Никитаева — второй вокал в песне «Шаман»
Сергей Седых — гитары
Макс Йорик — скрипка в песне «Опасное лето»
Николай Ооржак — горловое пение в песне «Шаман»
Пётр Никулин — диджериду в песне «Шаман»
Оскар Чунтонов — хаммонд в песне «Княже»
Сергей Клевенский — духовые в песне «Кувшин»

Записано в мае-октябре 2008 года в студии Сергея Большакова. Сведение и мастеринг выполнены в январе-феврале 2009 г.

Запись — Татьяна Данилина, Денис Юровский, Владимир Воронцов
Сведение и мастеринг — Сергей Большаков
Дизайнер и художник — Дина Дудина
Художник — Софья Еловикова
Администрирование — Алексей Тарасов
Продюсер — Алексей Сапков

Тексты песен:

Опасное лето

Как клинки, режут небо крылья.
Улетать - только если к морю!
Золотою дорожной пылью
Покрывая мечты и волю

Махаоны парят над миром,
Лето в душу неслышно входит,
Сердце - старая моя лира -
Пробуждает родник мелодий...

И не надо о снах! И вере!
О клинке, за спиной
Хранимом... Ветер смоет мои потери,
Даст твое позабыть мне имя. Имя...

До свидания, чуждый странник,
До свидания в мире третьем.
Махаоны летят на запад,
Если дует с востока ветер.

Если жемчуг в моей ладони,
Если бьются о сердце волны.
Если ты меня тоже понял,
Забывай меня и не вспомни!
Вспомни меня...

Уходи по своей дороге:
Там железо с сандалом вместе.
Всё твое, а мои - лишь крохи -
Недопетая чья-то песня...

Уходи-уходи, ты слышишь?
Золотой невесомой песней
Дай забыть и лететь мне выше,
От любви, от больной, воскреснув...

И не надо о снах! И вере!
О клинке, за спиной
Хранимом... Ветер смоет мои потери,
Даст твое позабыть мне имя.
Имя. Имя...

Вернуться к началу

Далеко

Обернули жемчужины шею
В три ряда, в три ряда,
Говорил, ты будешь моей иль ничьею,
Никогда, никогда.

Ты был львом и оленем,
Ты из гордого племени,
Живущего там у небесной черты,
Где ночи крылаты, а ветры косматы,
И из мужчин всех доблестней ты.

Из ладони просыпались пылью,
Потерялись в камнях
Все слова, что тебе говорили
Про меня, про меня...

Что у меня теплые плечи и гордые речи
И колючие свечи в темноте высоко,
Моя верность хранится
Там где пляшут зарницы,
Как бы ты не стремился -
Не достанешь рукой, ой!...

Я спущу на воду венок со свечою
Так легко, так легко.
Чтобы плыл по ручьям, полыньям за тобою,
Далеко, далеко.

В полыньях среди туч чтоб светил он
Высоко, высоко,
В том краю, куда я тебя отпустила
Далеко, далеко!

Где ночи крылаты, где кони косматы,
Где щиты, мечи и латы
Словно песни звенят.
Корабли под парусами,
Под павлиньими хвостами,
И ведьмы нежнее и краше меня.

У них теплые плечи и дерзкие речи,
Посмотри, как тают свечи в темноте высоко,
Где кони крылаты, а ветры косматы,
И это все далеко, далеко, далеко!..

Вернуться к началу

Шелкопряд

Послушай, похоже опять нашла меня беда
Я ее отвести не сумела
Ты знаешь, меня заливает песня, как вода
Сквозь перила ажурные тела.

Не важно крыло ли из арфы, арфа ли из крыла
Песня тянет ночами суставы
Она солона, точно кровь и так тепла
И в покое меня не оставит.

Нет покоя днем, не уснуть мне ночью, я
Превращаюсь в дикий сад,
Где по венам да по позвоночнику
Вьется песня-виноград,
Зелены мои дни, белы мои ночи, и
Пахнет травами сладкий яд,
И по венам да по позвоночнику
Вьется песня-виноград,
Пряжу тянет шелкопряд.

Она просыпается в объятиях чужих,
Без стыда притворяется мною;
Она оторвется и взлетит, но, чтобы жить,
Заберет мою душу с собою.

Нет покоя днем, не уснуть мне ночью, я
Превращаюсь в дикий сад,
Где по венам да по позвоночнику
Вьется песня-виноград.
Зелены мои дни, белы мои ночи, и
Пахнет травами сладкий яд,
И по венам да по позвоночнику
Вьется песня-виноград,
Пряжу тянет шелкопряд.

Вернуться к началу

А если бы он...

- А если бы он вернулся опять, 
Что ему я сказать бы могла? 
- Что я ждала, я хотела ждать, 
Пока не умерла.
- А если б он заговорил со мной, 
Не узнав моего лица? 
- Вы стать могли бы ему сестрой, 
Он, наверно, страдает сам.

- А если он спросит, где Вы, тогда 
Какие нужны слова? 
- Отдайте мое золотое кольцо, 
И не нужны никакие слова.
- А если бы он спросил, почему 
Ваш дом опустел теперь? 
- Погасший очаг покажите ему, 
Открытую настежь дверь.

- Тогда спросить бы ему осталось 
О Вашем последнем дне.
- Скажите, скажите, что я улыбалась, 
Чтоб не плакал он обо мне. 
- А если бы он вернулся опять, 
Что б ему я сказать могла? 
- Что я ждала, я хотела ждать, 
Пока не умерла...

Вернуться к началу

Ведьма

Как у ведьмы четыре крыла, платье до пола, ой, до пола.
Свили гнезда в ее рукавах совы, соколы да перепела.
Ай, дурная голова, в волосах листва, и руки красны.
Просит беса незрячей луны, чтобы за зимой не было весны.

Припев:
Эй-эй, пока еще жива…
Эй-эй, пока горит трава…
Эй-эй, огонь тебе к лицу…
Танцуй, ведьма, танцуй!

Там, где ведьма, там жито не свячено, кони не подкованы.
Прахом пусть улетает, бродячая, во четыре, ой, стороны.
Как завертит суховеем танец смерти, что иных древней,
Ведьма спляшет, а с верою нашей не справиться да не сладить ей.

Припев

Напейся пьяною нашего гнева.
Танцуй! Сегодня ты королева.
Пусть хмель и корица, и змей, и лисица
На первой зарнице прославят сестрицу —
Аллилуйя Огненной Деве!

Как у ведьмы четыре крыла, а и за плечами воздух дрожит.
Нынче ей полыхать синим пламенем, как она горела во лжи.
Нет предела милости огня, и Господь помилует нас,
Чтобы рожь высока родилась, чтобы за зимой вновь была весна.

Вернуться к началу

Кувшин

И который день я хожу пустая, 
Разевая рот,
Жду, когда меня кто-то приласкает,
Молока нальет.

Чтобы не томиться полудневным зноем,
Что пустой кувшин,
Чтобы снизошла на меня покоем
Чистота души.

Если б захотел, я бы обратила
Молоко в вино.
Если б разрешил, я бы разделила
Твой полдневный кров.

Осени меня легкою рукою,
Взглядом не оставь,
Чтоб твои слова потекли рекою
Чрез мои уста.

Допусти меня — я пойду босая
Через белый свет.
Лицедейкой б пела и плясала,
Запрокинув ввысь лицо, осанну —
Господи, Тебе!

Да избавь меня от греха-дурмана,
Руки отведи…
И пошли нам снег нежной белой манной
С неба, Господи.
Но недвижен мир, и темно, и тесно,
В горле горячо.
Сквозь мои уста мерно, бестелесно
Пустота течет.
Пустота течет.

Вернуться к началу

Княже

Долго слушала молитвы горьких трав,
Долго плакала, свивала нитью дым,
Покачу теперь клубочек по мхам,
По пням да по корням,
По теням лесным,
И сама пойду за ним…
Ровно десять лет я не смыкала глаз,
Десять лет ты спал спокойным сном, мой князь.
Но в ночь гнева все не так, и жена не жена, и душа не мила,
И когтей летучих стая развернула крыла.

Припев:
Княже мой, княже,
Шелкова пряжа
До ворот твоих мне дорогой легла.
Враже мой, враже,
Грозна твоя стража,
Что ж от меня-то не уберегла?

Черной бронзою окованы холмы,
Через сердце прорастают тени тьмы.
Тени-оборотни, темно-серый мех.
Ох, Господи, не введи во грех!
Я ударюсь оземь да рассыплюсь в прах,
но я знаю - тебе неведом страх.

Припев
Через семь смертей к тебе я шла,
Мой князь.
И заклятья сеть тебе ткала,
Мой враг.
Наконец-то я тебя нашла!
Проснись
И взгляни на меня…
Ночь гнева темна…
Я пришла бедой,
Дождевой водой,
Горькою слезой,
Слепой грозой —
Так напейся меня и умойся мной,
Осыпается время за спиной…
Что мне делать с собой,
Князь мой, враг мой,
Моя боль, мой свет,
Если жизни нет,
Если ночь темна,
Велика цена?
Мне не уйти —
Ты прости, прости,
Прости мне…

Припев

Вернуться к началу

Ветер

Как ко мне посватался ветер,
Бился в окна, в резные ставни.
Поднималась я на рассвете, мама,
Нареченною ветру стала.

Припев:
Ну, а с ветром кто будет спорить,
Решится ветру перечить?
Вышивай жасмин и левкои,
С женихом ожидая встречи.

Отпусти меня в поле, мама,
Зелены витражи в часовне,
Чтоб с востока в душистых травах
Мой жених пришел невесомый.
Мой жених под луною зеленою
Сердце возьмет в ладони,
Бубенцы рассыплются звоном
В семи широких подолах.

Припев

Где же ветер мой? Пусто в поле.
Или предал меня мой милый?
Для чего мне краса и воля?
Он крылат, только я бескрыла!
Для чего такому жена —
Он играет шелковой плетью;
Где-то всадник, привстав в стременах,
Летит в погоне за смертью.
Ой, да на что, на что сдалась я ему,
Словно нож, он остер и резок;
Вышивают небесную тьму
Пальцы тонких ветреных лезвий.

Распускает тугие косы
Под масличной юной луною.
В тишине танцует, смеется,
Будто впрямь и стала женою.
Поздно зовете, друзья,
Я сама себе незнакома,
Ведь я — я уже не я, мама,
И дом мой — уже не дом мой.

Вернуться к началу

Шаман

Я кривой иглою шкуры штопала,
Солнце над озером
Плавало в тумане свежей кровью
Среди синего молока.
Плачут волки за далекой сопкою -
Знать, дело к осени.
В стойбище им лайки вторят воем,
У оленей красны рога.

Он колдун, он ведун, он шаман, он проклят
Сам собою в трех мирах.
Под его ногой танцуют камни,
Или бубен у меня в груди?
Скоро снег, скоро лед, скоро на охоту
За оленем о семи рогах.
Из косы семь прядей, дева, дай мне -
Ой, режь, да не гляди,
Тетиву ты мне сплети!

Как прозрачный холод веял с севера,
Он говорил слова:
"Как не вспомнит солнца земля зимою,
Так не вспомнить и мне его".
Я коптила рыбу зверобоем-клевером —
Пой, одолень-трава!
Знаки начертила я на ней стрелою,
Ой, да каленою,
Имени запретного!

Забудешь первый закат,
За ним забудешь второй,
Собаки рыбу съедят,
Смешают кости с золой.
И дни короче ночей,
И отрастает коса,
А лайки рвутся с цепей,
А в их глазах - небеса.
Лайки чувствуют след,
Кровавый, как бересклет,
И снова дикий олень
Несется в алый рассвет.
В тумане липком, как кровь,
Он растворяется вновь,
И солнце между семи,
Семи кровавых рогов!

Не тебя ли гонят псы мои, шаман,
В сторону зимы?
Уж не ты ли сам собою предан,
Луком и тетивой?
До того, как упадет ночной туман
В снежные холмы,
Надо мне сыскать колдуна-оленя,
Ой, непутевого!
Только вспомнить имя бы его запретное -
Станет вновь шаман собой,
Меж семи рогов имя то запрятано -
Станет вновь передо мной,
Словно лист перед травой!

Вернуться к началу

Волкодав

Почувствуешь в воздухе
Нездешние отзвуки,
Увидишь сквозь морок лжи
Судьбы миражи.
Где руки сплетаются,
Где губы прощаются,
И в синий рассветный лед
Нас небо зовет.

Роса рассветная
Светлее светлого,
А в ней живет поверье диких трав.
У века каждого
На зверя страшного
Найдется свой однажды волкодав.

Дороги забытые,
Дороги разбитые
Ложатся под стук копыт,
И сердце спешит.
И ветры попутные
Не связаны путами,
И утро не станет ждать,
Нельзя опоздать.

Роса рассветная
Светлее светлого,
А в ней живет поверье диких трав.
У века каждого
На зверя страшного
Найдется свой однажды волкодав.

Ты вышел из голода,
Из вечного холода,
Из горной железной тьмы,
Из древней тюрьмы...
Из сумрака севера
Соцветием клевера
Последний весны росток
Вплетется в венок.

Роса рассветная
Светлее светлого,
А в ней живет поверье диких трав.
У века каждого
На зверя страшного
Найдется свой однажды волкодав.

Вернуться к началу

Ушба

Солнце, скажи, зачем мне свет — ушел мой милый вчера.
Молчи, бубенец резной луны в моих зеленых лугах.
Ах, позвала его вверх с собою женщина из серебра 
Одним кивком головы о двух расписных рогах.

Верни мне душу мою, о душа двурогой горы!
Какая жертва мила твоей короне вершин?
Я дам быка, чьи рога изогнуты и остры,
Как серп, которым снимаешь ты жатву наших мужчин.

Припев: 
Горе-гора, солнце-луна, милый ушел вчера.
Будет жена из серебра, изогнута и остра.
Я все пряла, я не спала, я коротала ночь до утра,
Ты тоже пряха, горе-гора, я буду тебе сестра.

Я все пряла, я не спала за прялкой с вечера до утра;
Стригли овец небесных в тишине два лезвия ледяных.
Клочья на черном гребне скал — ты тоже пряха, гора?
Сшила бы платье ему, чтоб не мерз в объятьях твоих.

А если я не дождусь и умру до срока, гора,
Стану я ангелом тьмы да под серебристым крылом,
Льдистым изгибом пера тебе я буду сестра,
И вечно стоять смогу я за правым его плечом.

Припев

Дам я быка, золотые рога, поступь его тверда.
Что мне рука вместо крыла из голубого льда?
По вечерам в небе одна нежные ты облака ткала,
Горе-гора, солнце-луна, милый ушел вчера.

Вернуться к началу

Океан

У ладьи моей на мачтах белы и багряны паруса,
А с бортов у носа смотрят зоркие зеленые глаза:
Видят рифы, смерчи, мели, видят сквозь туман
И чужую параллель, и наш меридиан,
И прямой попутный ветер I.
В белых и багряных парусах.

Путеводным верным звездам
Расскажу я о своей любви,
Что меня округой света по морям окраинным вели.
Мне милее та звезда, что дома бы ждала,
Из травы соленой покрывало бы ткала.
Если я вернусь домой, то расскажу ей о своей любви.

Эй, черногривый, радушный, ревнивый,
Мы не мертвы, не живы, мы в пути...
Эй, жестокий, седой, синеокий,
Твои волны глубоки, но судно по ним летит...

Знать бы, что ответит нам безвечный, бесконечный океан;
Покрывало вод собрал волнами тонкий шнур-меридиан.
Нам служили правдой-верой Рак и Козерог,
Только службе их примерной ныне вышел срок.
Время отпустить нас из своих объятий, древний океан!

Путеводным верным звездам
Расскажу я о своей любви...

Вернуться к началу

Трактовки текстов

 

© 2006 — Мельница | design: Vadim Shatrov